Обучение педагогов

методике Монтессори
 

8 (499) 497-56-60, +7-916-232-19-40

E-mail: ksum@inbox.ru

Метод сегодня

Блеск и нищета воображения

Стоит рассмотреть это замечание подробнее. Русский педагог и психолог Петр Каптерев в статье о детской лжи предположил, что одним из ее оснований является не испорченность ребенка, а его легковерность и доверие к тому, что рассказывают взрослые. Не всегда эти рассказы имеют отношения к действительности. Взрослым кажется, что, рассказывая небылицы, они развивают детское воображение, но, по мнению П. Каптерева, они лишь порождают искаженное представление о мире, которое иногда и составляют основу детской лжи. Каптерев приводит примеры того, как «живость воображения» приводит ребенка к тому, что его окружение воспринимает как ложь.

Монтессори не первая и не последняя, кто разделяет фантазию на ту, которая основана на освоении реальных фактов, реальной действительности и ту «которая преувеличивает и грубо выдумывает, ведет ребенка по ложному пути». К.Г. Юнг предлагает «отличать умную фантазию от глупой». Он определяет умную фантазию, как «оригинальность, последовательность, интенсивность и утонченность» непременно содержащую в себе «возможность последующего претворения в жизнь». Схожий ответ на этот вопрос мы находим у Л.С. Выготского. Он предлагает отделить бытовое понимание фантазии и воображения, как всего нереального и не имеющего практического значения, от научного понимания, в котором она не только основана на творческой деятельности, но и «проявляется во всех решительно сторонах культурной жизни».

Монтессори указывает и еще на одно обстоятельство, то, что рассказывают детям, не является порождением их воображения, а предлагает им продукт чужого воображения. Более того, это не просто готовый продукт, но и продукт навязанный, потому, что взрослые считают, что он полезен ребенку. Монтессори указывает и еще на одно противоречие, напоминая, что признаком взросления ребенка справедливо считается его умение отделить вымысел от реальности. Стоит ли навязывать ребенку вымысел, который, как, например, сказки братьев Гримм, содержит не самые лучшие комплексы авторов?

Здесь возникает и другой вопрос. Какой уровень интеллектуального развития достаточен для того, чтобы можно было говорить о творчестве?  Ведь Ж. Пиаже и исследования, проведенные после него, показали, что дети дошкольного возраста достаточно сложно отделяют видимость от реальности. Эксперимент показал, что трудности с этим испытывают все дети 4 лет и даже некоторая часть 7-летних детей. Этот зафиксированный эффект детской психики делает достаточно сомнительной попытку развивать детское воображение. Вместо этого можно навязать ребенку нереалистическое представление об окружающей его действительности. Монтессори в этом вопросе идет еще дальше, видя в детских фантазиях попытку уйти от проблем реального мира. По ее мнению, так срабатывает защитный механизм, и ребенок придумывает себе мир, в котором ему более комфортно, чем в реальности. В этом случае фантазия становится бесплодной и рассматривается итальянским врачом, как отклонение в развитии, которое следует компенсировать.

И все же положительная роль воображения вовсе не отрицается М. Монтессори, более того, как видно из приведенного определения вопрос для итальянского педагога только в том, на чем оно базируется, какие формы и в каком возрасте принимает. Чтобы лучше понять позицию М.Монтессори надо процитировать то определение, которое оно дает творчеству. Она пишет: «То, что называется творчеством, в действительности – композиция, конструкция нового из первичного интеллектуального материала, собранного, конечно, прежде всего, из окружающей среды через посредство органов чувств». Тогда индивидуальный характер собранного материала определяется развитостью тех или иных органов чувств у конкретного человека и способностью их анализировать и классифицировать, а вот творческий продукт зависит от развитости творческого воображения. «В полете вдохновения художник видит целиком «новый образ» рожденный его гением, но собранные им частицы наблюдения питают этот образ, как кровь – новое существо в утробе матери», - утверждает Монтессори.

Л.С.Выготский, опредмечивая позицию Монтессори, рассматривает четыре формы связи воображения с реальностью, признавая поэтапность его развития от самой примитивной к самой сложной и материализованной в конкретном сложном продукте. Это «нечто новое, не бывшее в опыте человека и не соответствующее какому-нибудь реально существующему предмету, однако принявшее материальное воплоще­ние, сделавшись вещью». Таким образом, можно говорить, что воображение является инструментом творческого процесса, результат которого овеществлен.

Другое дело, сам продукт, получаемый в ходе творчества. Мой сын привез из Германии, где учился в Монтессори – школе, небольшую вазочку. Она покрыта глазурью, но форма ее неправильна и я даже сказал бы неопределенная. Тем не менее, это сделал именно он в свое свободное время в мастерской школы. Ему показали приемы работы с глиной, показали, как включить муфельную печь для обжига глины, как обращаться с глазурью и он сделал то, что смогли его руки и захотела его душа.

Является ли этот его продукт, безусловно, новым и тем самым, является ли он предметом творчества? Скорее всего, с одной стороны он демонстрирует пока еще слабое владение ребенком чисто техническими приемами конкретного направления в искусстве, с другой стороны, он свидетельство и результат творчества, ибо форма сделанной вещи и ее функционал были выражением стремления к созданию нового. Но этот продукт нов и оригинален для самого ребенка, но не нов и неинтересен для ценителей искусства. Другими словами, мы можем говорить о наличии «индивидуально-субъективно нового» и о «общественно-объективно новом» (В.В. Давыдов) в творческом продукте. Говоря о процессе развития ребенка, мы должны понимать, что в подавляющей части случаев, имеем дело с творчеством ребенка, в результате которого мы получаем субъективно новый продукт. Он говорит только о потенциале ребенка и возможно в динамике о некотором направлении его развития.

Можно ли развивать творческое воображение? Кажется, что сегодня этим занимаются многие. Мне лично запомнился телесюжет о том, как «развивая творческое воображение» 2-3 летним детям давали краски, которыми они малевали какие-то каракули, выдаваемые их педагогами за примеры детского творчества. Эти каракули не сильно отличались от «рисунков» животных, которые в связи с поднятым вокруг них ажиотажем получают большую коммерческую ценность. Но свидетельствуют ли эти рисунке, о том, что в них проявляется творческих замысел или творческая непосредственность их авторов? По мнению Монтессори в таких рисунках скорее проявляется слабость детской руки и сумбурность детского разума. Верность этого положения подтверждает и то, что за пределами этих студий вряд ли кому-то придет в голову серьезно обсуждать такое творчество. Есть ли другой путь?

Самый простой тест на креативность заключается в том, что испытуемому предлагают придумать максимально возможное количество не стандартных способом применения совершенно обыденного предмета. Практически тоже самое предлагается детям в группах М. Монтессори. Каждый из ее стимульных материалов предполагает кроме базового применения, которое показывает учитель еще и упражнения, к которым ребенок приходит сам. Это его право на творческий поиск. В некоторых отечественных группах этот творческий поиск подменен другой работой. В них детям предлагают книжечки, в которых нарисованы варианты. Это другая работа. Это работа по образцу. Пример такого урока, правда связанного с более сложной «творческой» деятельностью, написанием сочинения, М. Монтессори беспощадно критикует в этой книге. Она вновь повторяет свой тезис: «Следует предоставить ребенку все то, что необходимо для его внутренней жизни, и дать ему возможность свободно творить».

Замечу, что педагоги, подменяющие творческую деятельность ребенка работой по образцу, сетуют на то, что дети ленивы и тупы и сами не могут дойти до творческого применения стимульного материала. Монтессори как будто предвидела это замечание и отвечает на него четко и однозначно: «Наша обязанность – заботливо питать душу ребенка, ухаживать за его внутренней жизнью и ждать его проявлений. Если творческое воображение проявится поздно, значит, раньше ум еще не созрел для творчества». Это высказывание пронизано уважением к ребенку и его природе. Таким образом, создавая условия для того, чтобы ребенок узнавал реальный мир, Монтессори оставляет за ним право на творческий поиск и выбор направления и глубины этого поиска. Следует также заметить, что если в дошкольном детстве основной упор делается на знакомство ребенка со свойствами окружающих его предметов и способами взаимодействия с ними, то в школьный период (начиная с 6 лет) М. Монтессори предлагает всецело опереться на детское воображение, которое основано на реальных представлениях о мире заложенных в дошкольный период. Итальянский педагог, как и многие другие исследователи до и после нее разделяет пустые и вредные фантазии, в которых блуждает не окрепший ум и творческое воображение, ориентированное на воссоздание прошлой картины мира или создание нового оригинального продукта.

Константин Сумнительный


 

 

Голосование

Что вам понравилось в детском саду Монтессори?